Фармация стала женским делом ровно 100 лет назад

28.05.2009

Ольга Габрилович — одна из наиболее значимых фигур в истории отечественной фармацевтики, ее имя вошло во многие учебники. В начале 1907 г. она стала первой в России женщиной, получившей ученую степень магистра фармации. Однако до сих пор о биографии, семье и окружении Ольги Габрилович было известно немного. “ФВ” пытается восполнить этот пробел, впервые публикуя уникальные архивные данные, рассказывающие о ее жизненном пути.

Ольга Габрилович родилась 17 сентября 1874 г. в Санкт-Петербурге в семье врача-акушера Евгения Осиповича Габриловича, в будущем известного специалиста в области гомеопатии. Она была четвертым ребенком в семье: самым старшим был брат Николай, также вписавший свое имя в историю российской медицины. К сожалению, дети рано лишились матери, и отец женился во второй раз. У Ольги появились младшие брат Леонид и сестра София.

К моменту окончания в 1891 г. полного курса гимназии при евангелическо-лютеранской церкви св. Анны Ольге Габрилович было около 17 лет, поэтому в ближайшие годы у нее не было перспектив для получения высшего образования в России. Ведь, например, бестужевкой можно было стать лишь по достижении 21 года. Вероятно, учительницей Ольга быть не хотела и в 8-й класс гимназии, окончание которого давало право преподавания, не пошла. Выбрала Ольга иной путь, на тот момент, в общем-то, мало перспективный для женщины.

Семейная традиция Габриловичей

Возможно, здесь сказалось влияние ее дяди по отцу — магистра фармации Густава Габриловича, сына россиенского (Россиены — город в Ковенской губернии, ныне Рассейняй, Литва) купца, прошедшего путь от аптекарского ученика до провизора (окончил фармацевтический курс Императорской медико-хирургической академии).

Магистерскую диссертацию “О действии едкого кали на касторовое масло” Густав Габрилович готовил в химической лаборатории при Императорской медико-хирургической академии, успешно защитился и в 1866 г. получил степень магистра фармации. Затем Густав содержал аптеку в Ковенской губернии, а в конце 1869 г. приобрел аптеку в Минске. Несомненно, Густав Габрилович был знатоком своего дела и завоевал уважение местного общества. В течение трех сроков он был гласным Минской городской думы и членом городской управы. Он широко занимался благотворительностью, за что был отмечен нагрудным знаком Ведомства учреждений Императрицы Марии и знаком Красного Креста. Примерно в 1901 г. Густав Осипович перебрался с женой в Москву, став владельцем Петровской аптеки в доме Коровина по адресу Петровка, 19.

Фармацевтикой занимался и сын Густава Габриловича Осип (Иосиф), родившийся в Минске в 1871 г. (по другим данным, в 1872 г.). Сначала Осип учился в Минской гимназии, а затем в петербургской гимназии Гуревича, проживая в эти годы в семье своего дяди Евгения Осиповича. Фармацевтическую карьеру он начал учеником в отцовской аптеке в Минске, успешно сдал экзамен на аптекарского помощника, затем выучился в Дерптском университете на провизора и приступил к работе над диссертацией. В это время Иосиф Габрилович работал у профессоров Драгендорфа, Тамана и Бубнова, специализируясь по судебной аналитической и гигиенической химии. Диссертацией по теме “К вопросу о медицинских винах” занимался при Дерптском, а затем при Московском гигиеническом институтах, в Москве в 1898 г. и прошла защита. После получения степени магистра фармации Осип работал около двух лет химиком, а затем управляющим маслобойным заводом в Воронеже. В 1900 г. он стал управляющим воронежской Старо-Конной аптекой. В справочнике 1910 г. можно найти солидный рекламный модуль “Лаборатории технохимических и санитарных анализов магистра О.Г. Габриловича”. Из этой лаборатории вышло сообщение “К вопросу об экстракционном воске” (1909). Здесь, в Воронеже, в 1899 г. у Осипа и его жены Ольги родился сын Евгений. Он прервал фармацевтическую традицию семьи, посвятив свою жизнь кинематографу.

В 1914 г. семья Осипа Габриловича перебралась в Москву. Судя по адресным книгам, он служил управляющим химико-фармацевтической лаборатории “Блюменталь”. Его знания пригодились и большевистской власти. Известно, что в 1921 г. он входил в Научную комиссию Фармподотдела Наркомздрава РСФСР; его анализ 7-го издания Российской фармакопеи можно видеть в “Сборнике по научной и практической фармации” 1922 г. В 1920 — начале 1930-х гг., по данным адресных книг, Иосиф Густавович работал в НКВнуторге, затем в ВСНХ СССР.

Диссертация на “пьяном хлебе”

Так или иначе, по окончании гимназии Ольга Габрилович решила пойти по стопам дяди и двоюродного брата, поступив ученицей в аптеку при Александровской больнице в Петербурге. Это было время, когда фармацевтическая общественность с иронией воспринимала мысль даже о возможности появления в России женщин-провизоров, тем более утопией выглядело присуждение особе дамского пола ученой степени по фармации. В 1897 г. Ольга выдержала экзамен на звание аптекарского помощника при Императорской военно-медицинской академии (ИВМА), после чего продолжала службу в той же аптеке. Затем она некоторое время работала в аптеке Фридландера, а летом 1900 г. в Химической лаборатории доктора Биля.

Между тем в обществе постепенно менялось отношение к женскому образованию. В 1901 г. Ольга Габрилович выдержала при ИВМА экзамен на звание провизора. Она, вероятно, относилась к тем людям, что получают удовольствие от процесса образования, любят и умеют учиться, это проявляется и в научно-исследовательской работе. Осенью 1901 гг. Габрилович прослушала курс бактериологии в Институте экспериментальной медицины, а в 1902—1903 г. была приглашена в Женский медицинский институт в помощь при ведении практических занятий при кафедре фармации.

Видимо, в это время Ольга Евгеньевна уже “созрела” для работы над диссертацией; по крайней мере, в декабре 1904 г. она закончила все испытания на степень магистра фармации при Императорском Московском университете.

Так сложилось, что в 1904 г. в целом ряде северных земств было отмечено появление так называемого пьяного хлеба. Его употребление повлекло за собой несколько смертельных исходов. Земские управы, обеспокоенные подобной ситуацией, обратились в Общество охранения народного здравия с просьбой выяснить причины этого явления, предоставив образцы зерен и муки. Председатель биологической секции Общества акад. Александр Данилевский предложил Ольге Габрилович использовать их для диссертационных опытов. Исследование Ольги Габрилович проходило по двум направлениям: ботаническому — в биологической лаборатории Санкт-Петербургского ботанического сада под руководством Ивана Сербинова, работавшего тогда приват-доцентом СПбУ, и химическому — в физиолого-химической лаборатории ИВМА под руководством акад. Данилевского. Историография вопроса вообще-то была скудна, но химические опыты по изучению данной проблемы впервые поставила именно Ольга Габрилович. В результате она смогла установить, что сущность образования ядовитого начала “пьяного хлеба” — в разложении зерен различными грибками, как в отдельности, так и в совокупности. Исследовательница определила, что появляющийся в “пьяных” зернах токсин является глюкозидом (но не алкалоидом), содержащим азот и образующимся за счет некоторой доли белковых веществ в зерне. Азотистый его компонент сам по себе ядовит. Частично нейтрализовать его можно аммиаком или известковой водой.

Чтобы избежать массовых отравлений, Ольга Габрилович предложила еще до съемки хлебов — особенно после сырого лета — проводить в северных губерниях обследование ржи на наличие в ее зернах яда. Тем более что мука, перенасыщенная азотом, сама по себе бедна белковыми веществами и менее питательна.

Работа Ольги Габрилович “Действующее начало “пьяного хлеба” (Материалы для установки способа выделения его из муки и его химических свойств)” имела “не только научный, но и общественный характер”. Неудивительно, что защита диссертации прошла блестяще. Таким образом, 21 декабря 1906 г. (3 января 1907 г. по новому стилю) Ольга Габрилович создала прецедент — впервые в России женщине была присуждена ученая степень магистра фармации.

Характерно, что труд Ольги Габрилович был не просто узкоспециальной научной работой. В положениях своей диссертации она подняла и вопрос о современной постановке фармацевтического дела в университетах, которая, “являясь пережитком большой старины, не отвечает элементарнейшим требованиям современной науки”.

В то же время Ольга Евгеньевна обратила внимание на проблемы производства лекарств в аптечных и фабричных условиях, призвала к обустройству лабораторий при аптеках для проведения санитарно-гигиенических исследований питательных продуктов.

Мария Кунките, Санкт-ПетербургM
Автор благодарит Ирину Анатольевну Анисимову и Александра Вадимовича Богинского за помощь в проведении исследования. Окончание в “ФВ” № 24.

Регистрируясь, вы принимаете условия
Пользовательского соглашения