«Придет ОМОН, и все будет хорошо». Эксперты обсудили последствия регулирования цен на ЖНВЛС

31.03.2010

Список ЖНВЛС не учитывает зарубежный опыт использования ограничительных перечней и не соответствует задачам, которые государство декларировало при его составлении. К такому выводу пришли участ­ники семинара «Регулирование лекарственного обеспечения: зачем и как формировать списки лекарственных средств?», состоявшегося 18 марта в Высшей школе экономики.

Перечень ЖНВЛС не может быть эффективным инструментом лекарст­венного обеспечения в ситуации, когда главной сферой его применения является формирование цен на лекарства. Такова позиция большинства участников семинара. «Лично у меня, как у старого «рыночника», проблема регулирования цен на лекарства вызывает внутреннее отторжение. Я понимаю, что справедливость должна торжествовать и люди должны иметь доступ к лекарствам. Но нужно, чтобы  ущерб, наносимый потребителю, был минимален. С моей точки зрения, ущерб потребителю возникает, когда мы нарушаем законы рынка, когда мы начинаем злоупотреблять административным вмешательством», — этими словами научный руководитель ГУ «ВШЭ» Евгений Ясин открыл семинар и задал тон предстоящей дискуссии. Причина злоупотреблений кроется в отсутствии баланса между интересами рынка и социальной ответственностью государства, считает генеральный директор «Фармэксперт. Аналитика и консалтинг» Давид Мелик-Гусейнов. На фоне отсутствия лекарственной политики и проблем, связанных с низкой квалификацией врачебного института, государство неизбежно будет делать ставку на социальный аспект. «У государства другой альтернативы, кроме регулирования цен, сегодня нет. В перспективе нужно разрабатывать более цивилизованные правила лекарственного обеспечения — лекарственную политику и концепцию развития системы здравоохранения», — отметил эксперт.

Евгений Ясин: «Ущерб потребителю возникает, когда мы нарушаем законы рынка»

Доцент ММА им. И.М. Сеченова, эксперт ВОЗ Андрей Мешковский рассказал о зарубежной практике использования ограничительных перечней лекарств и резюмировал, что значительная часть зарубежного опыта в российской нормативной практике не используется. При этом он подчеркнул, что любая система лекарственного обеспечения основана на ограничительном перечне: «Откуда взялись списки и зачем они нужны? Дело в том, что мировой лекарственный рынок насчитывает более 140 тыс. наименований препаратов. В индустриальных странах зарегистрировано примерно по 20 тыс. препаратов в каждой. Но все мы прекрасно понимаем, что ни один врач, ни одна аптечная сеть не может справиться со всей этой номенклатурой. Поэтому в любой организации лекар­ственного снабжения необходимо прибегать к каким-то ограничительным перечням». Андрей Мешковский отметил, что в сфере лекарственного обеспечения опыт индустриальных стран по ряду причин мало пригоден для России, в связи с чем гораздо полезнее было бы обратиться к рекомендациям ВОЗ. «Основная идея списка лекарств, рекомендуемых ВОЗ, — перечень доступных препаратов льготного отпуска, когда потребителю доплачивают при приобретении им этих препаратов», — отметил г-н Мешковский. При этом регулирование цен — это далеко не основная сфера применения перечня в трактовке ВОЗ, продолжил эксперт.

Павел Воробьев: «Главная проблема системы лекарственного обеспечения в нашей стране — полное отсутствие этой системы как таковой»

Давид Мелик-Гусейнов вернулся к российским реалиям. По его мнению, Перечень ЖНВЛС не отвечает государственным гарантиям и стратегическим проектам — государст­венному возмещению в рамках государственных компенсационных программ, обязательному перечню ЛС в аптеках, а также стратегии развития отечественного фармпрома «Фарма 2020». Однако некоторые задачи документ Минздравсоцразвития все-таки помогает решать. Отметив, что в госсегменте доля ЖНВЛС составляет почти 85%, докладчик заключил, что перечень помогает государству «оптимизировать свои расходы».

Юрий Крестинский: «Сегодня перечень формально создан для того, чтобы защищать гражданина, а фактически он ухудшает доступность лекарственных средств»

Еще одну версию причин регулирования цен изложил руководитель справочно-информационного центра «Фармконтроль» Вадим Винокуров: «У нас формируется система «трех И»: избранные производители производят избранные лекарства и продают по избранным ценам. Что касается реестра ЖНВЛС, то это просто один из элементов системы ограничения доступа на рынок. Сейчас происходит резкое сужение ассортимента, для того чтобы «те, кто остался», получили сверхприбыль». По его мнению, фармрынок оказался заложником собственных показателей: «Все рейтинговые агентства предсказали бурный рост рынка в ближайшие годы, и поэтому он стал интересным — до него наконец-то дошли руки у «праведных питерцев».

По мнению Давида Мелик-Гусейнова, Перечень ЖНВЛС не отвечает государственным гарантиям и стратегическим проектам

Гармонизация системы оптовых и розничных надбавок в субъектах Федерации по мере своей реализации приведет не к снижению цен, а к структурным изменениям рынка, отметил Давид Мелик-Гусейнов. Причем российские компании переживут регулирование цен на ЖНВЛС более болезненно, чем иностранные. По его словам, все ассоциации фармрынка обратили внимание на пп. 8 официального письма Росздравнадзора и Федеральной службы по тарифам (ФСТ) от 29 января 2010 г., в котором четко указывалось, что производитель не может заявить цену, превышающую средневзвешенную цену отчетного периода, даже если в плановом периоде предусматривалось увеличение  себестоимости. Как напомнил г-н Мелик-Гусейнов, следствием подобных ограничений стало снятие с производства таких препаратов, как витамин Е (НТФФ «Полисан»), атропин («Дальхимфарм») и полиоксидоний (ГК «Петровакс»).

Андрей Мешковский отметил, что значительная часть зарубежного опыта в российской нормативной практике не используется

О регулировании наценок и его последст­виях говорил и зам. председателя формулярного комитета РАМН Павел Воробьев. Он выразил опасения, что после 1 апреля многие аптеки будут «закрыты на переучет». «Мы докатились в своих ограничениях до того, что перечень является не просто ограничителем, а «исключителем» лекарств. Такого быть не может — лекарства должны уйти с рынка, если не зарегистрированы цены», — прокомментировал г-н Воробьев. В своем выступлении он затронул и проблему диалога между государством и экспертным сообщест­вом. «Нельзя стучаться в отсутствующую дверь — ее нет, этой двери, поэтому никакого позитивного результата у нашего сегодняшнего обсуждения не будет. Исходя из этого, мы и будем продолжать беседовать», — заявил Павел Воробьев.

От констатации факта, что Перечень ЖНВЛС станет одной из причин ухудшения ситуации на фармрынке, участники перешли к поиску причин сложившейся ситуации. Они были найдены довольно быстро. «Проблема заключается в том, что задачи здравоохранения сегодня никак не сформулированы», — указал директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский. С ним был согласен и Павел Воробьев: «Главная проблема системы лекарственного обеспечения в нашей стране — полное отсутствие этой системы как таковой. Никакой концепции нет. Никакой стратегии и тактики не видно. Выходят странные постановления о регулировании цен, всем понятно, что так цены не регулируют, но, тем не менее, все «строятся» и пытаются что-то сделать».

Вадим Винокуров: «У нас формируется система «Трех И»: избранные производители производят избранные лекарства и продают по избранным ценам»

Вадим Винокуров напомнил, что уменьшение затрат на здравоохранение для граждан должно достигаться через расширение конкурентной среды и облегчение процедур регистрации для фармпроизводителей. При этом он отметил, что текущей задаче списка ЖНВЛС прин­цип его формирования не соответствует: «Если ставить целью регулирование цен, нужно выбрать рыночно значимые препараты, оборот по которым выше некой критической цифры, обозвать их рыночно значимыми и начать устанавливать цены именно на них. Тогда возникнет список не МНН, а торговых наименований. Дешевые препараты в этот список просто не попадут, потому что у них оборот маленький. Следовательно, не будет никакой проблемы с их вымыванием».

В завершение дискуссии участники семинара пришли к выводу, что список ЖНВЛС противоречит не только законам рынка, но и основному закону страны. Как отметил президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский, перечень ограничивает конституционное право граждан на охрану здоровья: «Государство, выставляя административные барьеры и разделяя препараты направо-налево, лишает и пациента, и врача права на выбор терапии. Возникает вопрос, кто тогда несет ответственность за лечение пациентов в стране?»

«Сегодня перечень формально создан для того, чтобы защищать гражданина, а фактически он, создавая серьезные инфраструктурные проблемы в товаропроводящей сети, ухудшает доступность лекарственных средств», — этими словами Юрий Крестинский выразил точку зрения большинства присутствующих. Впрочем, по мнению Павла Воробьева, катастрофы на рынке лекарств государство не допустит: «Придет ОМОН, и все будет хорошо».

Кирилл Седов, фото Оксаны Добровольской


Регистрируясь, вы принимаете условия
Пользовательского соглашения