Семейная наследственность: “ФВ” продолжает рассказ о фармацевтической династии Габриловичей

28.05.2009

В № 17 от 22 мая “ФВ” начал рассказ об Ольге Габрилович, первой женщине в России, получившей степень магистра фармации, и представителях ее рода, вписавших свои имена в историю российской фармацевтической и медицинской науки. Наше издание продолжает публикацию уникальных архивных данных о членах этой знаменитой семьи.

После 1907 г., когда Ольга Габрилович впервые в нашей стране защитила магистерскую диссертацию “Действующее начало “пьяного хлеба”, упоминания о ней встречались в различных источниках все реже. В 1910 г. в Петербурге вышел “Иллюстрированный вестник”, где более или менее подробно были отмечены “наши деятели по медицине” начала XX в. Портреты “замечательных деятелей” медицинского мира России сопровождались биографическими статьями. По неизвестной причине в этой галерее ни портрета, ни даже имени Ольги Габрилович не встречается. Более того, нам до сих пор не удалось найти точно идентифицированного фото Ольги Габрилович ни в печатных, ни в архивных источниках.

Возможно, единственного тогда в стране магистра фармации женского пола “забыли”, потому что Ольга Евгеньевна через полгода после защиты диссертации поступила в Женский медицинский институт, где к тому времени уже три года училась ее младшая сестра София. Если верить справочнику “Весь Петербург“, Ольга Габрилович какое-то время совмещала учебу с аптекарской деятельностью: в книгах 1910—1913 гг. она указана как управляющая аптекой Общества врачей-гомеопатов (Невский просп., 82). Очевидно, что именно в этом заведении она оказалась благодаря родственным связям: ее отец Евгений Осипович и старший брат Николай были известными специалистами в области гомеопатии. О них, кстати, “Иллюстрированный вестник” сообщал много интересного.

Габриловичи до революции…

Евгений (Эйжен) Осипович (Иосифович) Габрилович родился в 1835 г. в семье российского купца. Он успешно окончил Медико-хирургическую академию (в 1881 г. переименована в Военно-медицинскую академию (ВМА), получил звание лекаря и уездного лекаря и поступил на казенную службу, на которой достиг чина коллежского советника и имел награждения. В 1863 г. Евгений Габрилович был назначен городским врачом в Динабурге (Двинске), где совмещал обязанности уездного врача и врача при комитете общественного здравия. С 1864 г. служил городовым врачом в Поневеже (Паневежисе) с заведованием гражданской и острожной больницами и военно-временной больницей. В 1871 г. Евгений Осипович, как лучший из городовых врачей, был командирован в Петербург для научного усовершенствования с прикомандированием к медицинскому департаменту. В столице Евгений Габрилович занялся гинекологией и акушерством, работал в Надеждинском родовспомогательном заведении. В 1873 г. получил звание акушера и затем открыл в Петербурге первую частную лечебницу для женских болезней с постоянными кроватями.

С начала 1880-х гг. Евгений Осипович всерьез увлекся гомеопатией (имел положительные результаты при родовспоможении) и полностью посвятил себя ее пропаганде в России и развитию как самодостаточной науки. На собственные средства он предпринял четырехмесячную заграничную поездку, работал в лучших, преимущественно гомеопатических, клиниках Будапешта, Вены, Берлина. Конечно же главное внимание уделял женским болезням и акушерству.

По возвращении домой Евгений Габрилович вступил в Общество врачей-гомеопатов, стал членом его правления, избирался кассиром Общества. Естественным стало и избрание Евгения Осиповича в Распорядительный комитет первого Всероссийского гомеопатического съезда, который состоялся в 1913 г. в Петербурге. К этому времени Евгений Габрилович работал во Василеостровской лечебнице Общества врачей-гомеопатов, лечебнице во имя св. Архангела Михаила Благотворительного общества последователей гомеопатии, в лечебнице Общества врачей-гомеопатов (Невский просп., 82). Его перу принадлежит целый ряд публикаций по применению гомеопатии в гинекологии и акушерстве. Особо заметной стала его статья об инфлюэнце, в которой Евгений Осипович впервые предложил лечение гриппа Bа’ptisia, ставшее со временем общепринятым среди гомеопатов. К 1910 г. три издания выдержала и его книга “Холера, ее происхождение и лечение”, чрезвычайно актуальная в связи с регулярными вспышками холеры в Петербурге.

Преданность гомеопатическому методу лечения разделил с отцом и старший брат Ольги Габрилович — Николай. Он родился в 1865 г. в Поневеже. Как и отец, Николай окончил Военно-медицинскую академию, сначала увлекался анатомией, но к третьему курсу разочаровался в медицине как неточной науке. Только благодаря влиянию Евгения Осиповича, предложившего сыну не бросать ВМА и специализироваться в офтальмологии (более изученной области медицины), медицина России обрела еще одного талантливого врача. Николай превзошел своего отца, в 1894 г. он защитил докторскую диссертацию “К вопросу об анатомической науке стекловидного тела, по данным ранней эмбрионологии глаза”.

В биографии врача Николая Габриловича и участие в противохолерных экспедициях, и заведование летучим окулистическим отрядом, и ассистентство крупнейшим представителям медицинской науки конца XIX в. профессорам Герману Донбергу и Леониду Беллярминову.

Занимаясь как внутренними болезнями, так и глазной практикой, Николай Габрилович постепенно пришел к гомеопатическому методу (хотя не отрицал возможностей аллопатии). С 1895 г. Николай Габрилович стал действительным членом Общества врачей-гомеопатов, многие годы избирался его секретарем. В мире гомеопатии Николай Евгеньевич признавался авторитетным специалистом: он работал в лечебницах Общества врачей-гомеопатов и Общества последователей гомеопатии, был старшим врачом гомеопатической больницы. Как и его отец, входил в число организаторов Гомеопатического съезда 1913 г.

Как раз в 1913 г. успешно окончила институт и получила звание лекаря Ольга Габрилович. Ее сестра София получила право заняться врачебной деятельностью двумя годами ранее. В последующие годы Ольга и София Габрилович, вероятно, помогали отцу вести практику на дому. София Евгеньевна, как и отец, специализировалась по акушерству и гинекологии. Сестры по-прежнему жили вместе с отцом и его второй женой, матерью Софии, в квартире 4 дома 38 по наб. Фонтанки. В годы Первой мировой войны по не установленной пока причине Ольга Габрилович оказалась в Саратове, но осенью 1916 г. вернулась в Петроград, в отцовскую квартиру.

... и после

Любимая иными историками фраза о вихре революции, разметавшем не одну семью, как нельзя лучше подходит к судьбе петроградских Габриловичей. Вскоре после революции умер Евгений Осипович, а его младший сын Леонид, недавний приват-доцент Санкт-Петербургского университета, покинул Россию навсегда. Леонид Евгеньевич, известный математик и философ, прожил долгую жизнь, сделав за границей удачную карьеру. Он умер в 1953 г. в Вашингтоне, немного не дожив до 75 лет. Это опубликованные сведения, но нам пока не удалось их перепроверить.

Николай Евгеньевич сумел пережить развал Общества врачей-гомеопатов, в 1919—1922 гг. работал обычным окулистом в глазном кабинете при больнице Обуховского завода, был райврачом первого городского района собеса, затем заведовал Центральной медицинской библиотекой здравотдела. В результате стал инвалидом II группы по болезни сердца, но отказался от пенсии, чтобы заняться восстановлением Общества врачей-гомеопатов и его лечебницы. Всю оставшуюся жизнь (он умер в начале 1941 г.) Николай Габрилович посвятил сохранению и развитию гомеопатической науки и практики в условиях советского режима.

Как именно Ольга Евгеньевна с мачехой и сестрой Софией пережили революционные бури, мы пока можем только предполагать. Сестры продолжали жить в девицах в прежней, впрочем уже уплотненной, квартире на наб. Фонтанки. В начале 1920-х гг. София Евгеньевна работала лектором-объяснителем на выставке-музее здравоохранения и врачом на одном из пунктов охраны материнства и младенчества. В 1921 г. она стала хлопотать об оптации в Литве, т.к. оттуда был родом ее отец. В октябре 1922 г. София Габрилович с матерью навсегда выехали из Петрограда за границу. София Евгеньевна скончалась внезапно 5 июля 1927 г. в собственной квартире в Париже, на Villa Robert Lindet.

Ольга Габрилович вместе с мачехой и сестрой не поехала. С декабря 1920 г. она работала младшим ассистентом на кафедре биологической химии Государственного института медицинских знаний (ГИМЗ), вела исследовательскую и преподавательскую работу. В справочнике “Научные работники Петрограда” Ольга Габрилович указана в 1922 г. как докторант медицины, ассистент Психоневрологической академии, ВМА и ГИМЗ, однако полностью эти сведения подтвердить не удалось. В октябре 1923 г. она на четыре месяца выезжала в Берлин, вероятно, с научными целями — тогда подобные поездки не были еще явлением из ряда вон выходящим. По возвращении Ольга Габрилович продолжила свою работу в ГИМЗ (несмотря на массовое сокращение ассистентов в 1924 г.). Установлено, что в 1924—1925 гг. она занималась определением пуриновых тел в различных органах и тканях.

В апреле 1925 г. руководство ГИМЗ по согласованию с Наркомпросом разрешило Ольге Габрилович за свой счет выехать на летние месяцы за границу для поправления здоровья и продолжения начатого исследования. Это последнее до сих пор встретившееся нам в архивных документах упоминание о ней. Велика вероятность того, что на этот раз она в Россию возвращаться не стала, т.к. в домовой книге дома 38 по наб. Фонтанки, начатой в 1928 г., ее фамилия вообще не упоминается. Указание на проживание врача О.Е. Габрилович по прежнему адресу в адресных книгах по 1929 г. включительно может быть ошибочным — подобных примеров перепечатки непроверенных данных нам встречалось немало. В “Трудах ГИМЗ” 1927—1928 гг. публикаций под именем Ольги Габрилович также нет. Прояснить дальнейшую судьбу Ольги Габрилович пока не удалось. Есть основания считать, что прямых потомков у петербургских-ленинградских Габриловичей не осталось.

Мария Кунките, Санкт-Петербург

Регистрируясь, вы принимаете условия
Пользовательского соглашения