Крестовый поход

05.06.2017

В СНГ выработаны меры консолидированной борьбы с контрафактом и фальсификатом

В ходе заседания Совета глав правительств СНГ в Казани было подписано двенадцать соглашений, которые обозначили основные векторы сотрудничества на ближайшее время. Одно из них касается совместной борьбы с производством и распространением контрафакта и фальсификата, в том числе в фармацевтической отрасли. Документ предусматривает введение уголовной ответственности за производство и обращение контрафактных, фальсифицированных лекарственных средств, если такая норма не предусмотрена законодательством государств — участников соглашения.

Охота на ведьм

Минпромторг РФ подготовил справку к распоряжению о подписании соглашения, в которой выражает обеспокоенность «широкомасштабным характером производства и распространения контрафактной продукции» и связанными с этим рисками для здоровья и безопасности пациентов. В то же время руководители Минздрава и Росздравнадзора не устают приводить официальную статистику, согласно которой доля контрафактных лекарств не превышает 1%, а на фальсификат при этом приходится лишь 0,01%. И добавляют, что с введением обязательной маркировки ЛП эти показатели и вовсе будут сведены к нулю.

По мнению генерального директора компании «Вертекс» Георгия Побелянского, приведенные ведомствами цифры подтверждают, что в России эффективно работает система надлежащих практик, которая и должна гарантировать качество лекарств.

«Безусловно, мы поддерживаем инициативы по улучшению прозрачности рынка и совершенствованию системы контроля над обращением лекарств, — отметил он. — Однако утверждение из справки к распоряжению о подписании соглашения, что производство и распространение контрафактной продукции приобрело широкомасштабный характер, спорно. Во всяком случае в отношении российского фармрынка».

Собеседник «ФВ» также выразил надежду, что ужесточение законодательства не обернется охотой на ведьм. «При ужесточении контроля главное — как часто бывает — не впадать в крайности и не вменять уголовную ответственность, например, за несущественную опечатку на упаковке лекарства добросовестному фармпроизводителю, — предостерег он. — Стоит определить разницу между фальсификатом и тем, что за него можно ошибочно принять, чтобы не допустить произвола в преследовании не того, кого следует».

Тихие процессы

Партнер юридической фирмы Lidings Сергей Патракеев считает, что обсуждение на союзном уровне вопроса о повсеместном введении уголовной ответственности за оборот контрафактных и фальсифицированных лекарственных средств — один из последовательных шагов на пути формирования единого союзного рынка обращения лекарственных средств.

«К тому же в свете реализации идеи о введении принципа международного исчерпания прав, то есть фактически параллельного импорта, для стран ЕАЭС необходимо иметь единообразный инструментарий для исключения из обращения каких-либо подделок», — добавил эксперт.

В России уголовная ответственность за контрафакт и фальсификат уже преду­смотрена, но о громких уголовных делах не слышно. «История успешной реализации сценариев уголовного преследования в связи с обращением контрафактных или фальсифицированных лекарственных средств в нашей стране остается на уровне единичных случаев», — рассказал «ФВ» Сергей Патракеев.

Он отметил, что для расследования соответствующих преступлений необходимо иметь, во-первых, сигналы о таких случаях, во-вторых, механизм отработки именно этих сигналов, ведь очевидно, что следователи и дознаватели не смогут должным образом разобраться в вопросах фальсификата, если будут разрабатывать их вперемешку с делами о разбоях, квартирных кражах и бытовом насилии. Наконец, важную роль играет обширная экспертиза не только в вопросах экономики данного вида преступлений, но и в вопросах, требующих специальных медицинских познаний, — сравнение химических и биологических характеристик оригинала и подделки, установление степени воздействия на здоровье пациентов.

Стирая границы

Пока в нашей стране дела по контрафакту и фальсификату больше рассматриваются в арбитражных судах. Федеральный закон № 523-ФЗ, вступивший в силу в 2015 г., уже усилил административную ответственность за обращение контрафактных лекарственных средств, медицинских изделий и БАД, напомнил директор по корпоративному развитию компании «ПрофитМед» Игорь Климанов. И, координируя и объединяя работу по противодействию производству и распространению контрафакта со странами СНГ, можно создать более эффективные преграды для проникновения этой продукции в нашу страну, добавил он. Особенно, если речь идет о распространении контрафактной продукции через интернет, что требует совершенствования нормативно-правовой базы.

«Нет никаких сомнений в том, что борьба с контрафактной продукцией будет более эффективной, если правоохранительные ведомства и отраслевые регуляторы стран СНГ консолидируют свои усилия, — считает эксперт. — Проблема контрафакта уже давно стерла границы между государствами, и ее искоренение невозможно без возведения барьеров, защищающих потребителей и правообладателей, совместно всеми странами Содружества».

Вместе с тем эксперт считает, что необходимо еще раз определиться с дефинициями, так как зачастую понятия «недоброкачественная продукция», «фальсификат» и «контрафакт» смешиваются. «Контрафактная продукция — это продукция, находящаяся в обращении с нарушением гражданского законодательства, а фальсифицированная — продукция, сопровождаемая ложной информацией о составе или производителе, — уточнил Игорь Климанов. — Но вне зависимости от того, какова реальная доля контрафактной продукции на фармацевтическом рынке, ужесточение мер борьбы всеми государствами—участниками Соглашения — объективная необходимость на текущем и будущем этапах развития отрасли».

Регистрируясь, вы принимаете условия
Пользовательского соглашения