Тюрьма — палата. «Дело подольских фармацевтов» не завершилось после суда

08.06.2009

Недавно созданная политическая партия «Правое дело» и некоммерческое партнерст­во «Бизнес-солидарность» планируют добиться реакции Общественной палаты РФ на нашумевшее «дело фармацевтов», весьма жесткий приговор по которому 13 сотрудникам подмосковной аптеки «Федор и доктор» (г. Подольск) был вынесен в начале апреля. Генеральный директор аптеки Федор Душин получил 7 лет колонии строгого режима, еще десять сотрудников — от одного до полутора лет в колонии-поселении и лишь двое получили условные сроки. Столь суровое наказание предусмотрено за подделку рецептов на анальгетик опиоидной группы — буторфанола тартрат — и его незаконную реализацию. В УФСКН по Московской области, инициировавшем дело, говорят, что сотрудники аптеки регулярно снабжали препаратом наркоманов. Родственники Федора Душина, напротив, не верят в виновность главного фигуранта. А защитники называют его «вторым Ходорковским».

Громкое дело генерального директора подольских аптек Федора Душина, чаще называемое «делом подольских фармацевтов», завершившееся вынесением 1 апреля беспрецедентно сурового приговора коллективу аптечных учреждений, может получить продолжение. Родственники г-на Душина, партия «Правое дело» и организация по защите бизнеса НП «Бизнес-солидарность» готовят обращение в Общественную палату при Президенте РФ с требованием разобраться в этом деле. «Мы пойдем до конца. Будем требовать пересмотра дела в Верховном суде, вмешательства Общественной палаты. Соответствующее обращение уже готовится», - рассказал «ФВ» исполнительный директор НП «Бизнес-солидарность» Виталий Седнев. Сопредседатель «Правого дела» Леонид Гозман говорит, что его партия будет действовать вместе с «Бизнес-солидарностью»: «Мы будем поддерживать Федора Душина, будем помогать, чем сможем».

Подделки из Подольска

Начало «делу фармацевтов» было положено еще четыре года назад. Две подольские аптеки (ООО «Фитос» и ООО «Фитос-центр»), перерегистрированные после возбуждения уголовного дела в «Федор и доктор», впервые попали в поле зрения УФСКН по Московской области в 2005 г. Тогда был зафиксирован повышенный спрос на препарат буторфанола тартрат, не входящий в перечень лекарственных препаратов, подлежащих безрецептурному отпуску. Основные покупатели лекарственного средства имели наркотическую зависимость. Буторфанола тартрат относится к анальгетикам опиоидной группы и действует в несколько раз сильнее, чем морфин. Проверочные закупки препарата сотрудниками УФСКН показали, что буторфанол в данных аптеках можно приобрести и без рецепта. Дважды сотрудники аптек «Федор и доктор» привлекались к административной ответственности за незаконный отпуск данного лекарст­венного препарата. И вроде бы аптека приостановила отпуск препарата. «Приказ сотрудникам аптеки от генерального директора Федора Душина о прекращении реализации буторфанола тартрата был издан», - рассказал «ФВ» зам. начальника УФСКН МО генерал-майор Владимир Чарыков.

История получила свое продолжение после того, как Минздравсоцразвития России выпустило приказ № 785 от 14.12.2005 «О порядке отпуска лекарст­венных средств», согласно которому с 31 января 2006 г. буторфанола тартрат был внесен в список ЛС, подлежащих предметно-количественному учету, что ужесточило контроль за его реализацией. Согласно данным УФСКН МО, в период с 31 января по 4 мая 2006 г. массовый отпуск буторфанола тартрата продолжался, правда, уже по рецептам. Характерно, что ни одно ЛПУ Подольского и ближайших районов в этот период не выписывало данный препарат своим пациентам. Это насторожило наркоконтролеров. В ходе последовавшей проверки в аптеках «Федор и доктор» было обнаружено 856 рецептов на буторфанола тартрат, все они оказались поддельными. «Поддельные печати были изъяты из сейфа Федора Душина. Как выяснилось, врачей, поставивших свои подписи в рецептах, не существовало. Почерковедческая экспертиза показала, что рецепты подделывали фармацевты аптек г-на Душина. Рекордсменкой можно назвать фармацевта Аллу Марковскую, которая подделала 131 рецепт», - говорит Владимир Чарыков. По его словам, с 31 января по 4 мая 2006 г. аптеки реализовали без рецептов более 12 тыс. упаковок буторфанола тартрата на общую сумму 1,5 млн руб. Уже 4 июля 2006 г. следственной службой УФСКН МО было возбуждено уголовное дело по ст. 171 УК РФ в отношении Федора Душина (незаконное предпринимательство).

Родственники Федора Душина трактуют события иначе. Сестра Федора Душина Нина утверждает, что ее брат, физик по образованию, не разбирался в названиях лекарственных препаратов и сам категорически против наркотиков. «Его главной гордостью было создание мощного сервера для аптеки, за что Федор получил премию от ЦВ «Протек». Федор даже не курил, что уж говорить про наркотики», - рассказывает Нина Душина. Вместе с тем она не отрицает, что подделка рецептов в аптеках производилась, но только без ведома ее брата: «Да, подделанные рецепты были, этого никто не отрицает. Но все это делалось по приказу заведующей аптеками Елены Глушко и совладельца аптеки Вагифа Кулиева. Федор отказался продать часть своего бизнеса Кулиеву (Федор Душин также имел доли в компаниях «Фитос» и «Фитос-центр». - «ФВ»). На этой почве, возможно, уже тогда готовили улики против Федора. Тем более, что сын г-на Кулиева является сотрудником ФСКН РФ». В УФСКН МО говорят, что Вагиф Кулиев как раз один из немногих в компании, кто не имел отношения к подделке рецептов. Г-н Кулиев оказывается «выкинутым» из дела, ибо в расследуемый период он не подписывал документов, имеющих какое-либо отношение к делу. Связаться с г-ном Кулиевым «ФВ» не удалось.

Письмо президенту

Федор Душин и его коллеги находились вплоть до вынесения приговора под подпиской о невыезде, это время он использовал для того, чтобы доказать свою невиновность и противоправность дейст­вий УФСКН МО. Например, он добился возбуждения Подольской городской прокуратурой уголовного дела (№ 118347; п.­ ­«а» ч. 3 ст. 286 УК РФ - превышение служебных полномочий) в отношении сотрудников УФСКН. Как следует из материалов дела, в ходе операции УФСКН МО в мае 2006 г. был изъят аптечный сейф Федора Душина, где хранились, как впоследствии установило следствие, поддельные печати и рецепты. Пытаясь сохранить ценное имущество, г-н Душин сопротивлялся. Сейф изъяли, владелец аптек оказался со сломанной рукой. Дело было прекращено спустя несколько месяцев. Прокуратура Московской области возобновила дело, но вскоре оно вновь было прекращено. В постановлении суда значится, что г-н Душин сам сломал себе руку, это доказала проведенная судебная медицинская экспертиза.

Нина Душина считает, что должному расследованию этого эпизода препятствовали в УФСКН. «Все снималось на камеры слежения, которые установлены в аптеке. Но сотрудники ФСКН их изъяли. Мы их так и не видели больше», - утверждает она. Владимир Чарыков парирует: все видео­записи были приобщены к делу, как и распечатки записи телефонных разговоров г-на Душина с представителем одной из аптек «Федор и доктор». В распечатке зафиксирован момент обсуждения продажи буторфанола тартрата наркозависимым подросткам с максимальной наценкой. На суде, кстати, Федор Душин заявил, что прослушка была не санкционирована, что является нарушением конституционных прав. В приговоре сказано, что прослушивание производилось с разрешения Московского областного суда.

Согласно материалам дела, буторфанола тартрат продавался в аптеках «Фитос» и «Фитос-центр» с большой наценкой. Препарат, поставлявшийся по 120-130 руб., стоил в аптеках «Фитос» и «Фитос-центр» около 800 руб., таким образом, наценка вместо положенных 30% составляла 500%. В других подольский аптеках данный препарат стоил в пределах 300 руб., однако на него фармацевты требовали рецепт. Таким образом, в 2006 г. за три с небольшим месяца от нелегальной продажи буторфанола тартрата аптеки получили незаконный доход на сумму 1,5 млн руб., что в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ признается особо крупным размером.

Уже во время рассмотрения дела Федор Душин решился написать письмо с изложением своего дела Президенту РФ Дмитрию Медведеву, как раз после того, как тот проговорил общеизвестный призыв «прекратить кошмарить бизнес». Федор Душин в своем письме настаивал, что его проблема имеет государственное значение: «Нападение на маленькую аптеку небольшого города - кому это интересно? Но ведь это важный для государства вопрос. Нас пытаются лишить возможности работать... Каждый предприниматель, сохраняя созданное им дело, своих работников, помогает государству».

«У Федора была надежда на президента, - говорит его институтский друг Петр Колунаев. - Он верил в свою невиновность, поэтому даже адвокатов себе выбрал нестоящих. Один ушел в запой, второй перенес операцию на глазах и вообще не мог читать, третий выбивал признание вины у сотрудниц аптек». В УФСКН МО дают другую характеристику защите г-на Душина. «Адвокаты приезжали к нам в отделение и практически диктовали фармацевтам ООО «Фитос-центр» и ООО «Фитос», что нужно говорить», - заявляет Владимир Чарыков. Стоит отметить, что бригаду адвокатов возглавлял небезызвест­ный Александр Погонченков, который защищал Семена Шнайдера (Могилевича), арестованного вместе с владельцем сети парфюмерных магазинов «Арбат престиж» Сергеем Некрасовым.

Обращение к президенту не помогло. Родственники и друзья Федора Душина говорят, что он «не поверил своим ушам», когда услышал приговор. Суд признал его виновным в совершении преступлений согласно пунктам «а», «б» ч. 2 ст. 171 (незаконное предпринимательство); ч. 3 ст.33 (создание организованной группы для совершения преступления), ч. 2 ст. 327 (подделка, использование, сбыт удостоверения или иного официального документа) и ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, совершенные организованной группой) и приговорил к семи годам в колонии строгого режима и штрафу в 300 тыс. руб. (гособвинитель требовала лишь пять лет). Одиннадцать сотрудников «Фитоса» и «Фитос-центра» были осуждены по ст. 171, ч. 2 и ст. 327, ч. 2 УК РФ, один - по ст. 171, ч. 2 и ст. 174.1, ч. 4. Десять из них получили сроки от 1 до 1,5 года в колонии-поселении, два сотрудника, которые признали свою вину и оказали содействие следствию, получили условные сроки.

Опасный прецедент

Генерал-майор Владимир Чарыков говорит, что единственным стремлением УФСКН в данном деле было ужесточить контроль за отпуском «аптечных наркотиков»: «Мы не хотим никого запугать. Когда продается сильное обезболивающее без рецепта в количестве одной упаковки - это еще куда ни шло. Но, если фармацевт отпускает по 20 упаковок такого препарата, зная, что перед ним наркозависимый подросток, это совсем другое. Буторфанол вызывает наркотическую зависимость. Дело Федора Душина показало, какое бывает наказание за незаконный отпуск подобных препаратов».

Адвокаты Федора Душина уже готовят кассацию. Но исполнительный директор «Бизнес-солидарности», поддержавшей позицию руководителя аптек «Федор и доктор», Виталий Седнев считает, что решение Подольского суда создало опасный прецедент для всего малого и среднего предпринимательства. «Теперь сломана грань между административным и уголовным правом. Ведь Федора Душина и его коллег судили вовсе не по «наркотической» статье. Наемных работников аптеки вообще осудили по предпринимательской 171-й статье. А Душину инкриминировали еще и отмывание доходов. Интересно, что осужденной накануне по другому громкому «фармацевтическому делу» Татьяне Брынцаловой, которой вменялся заметно больший преступный доход, дали условный срок. Эти примеры показывают, как малый бизнес у нас уязвим. Предприниматели такого уровня не имеют достаточных средств на защиту своих интересов», - добавляет Виталий Седнев.

С ним соглашается Леонид Гозман из «Правого дела»: «То, что произошло с Федором Душиным, ужасно. Человеку вместо административной ответственности дали уголовную. Из него сделали второго Ходорковского. Прокурор суммировал всю прибыль аптек по всем лекарствам и подал как «отмытые средства». Возмущает то, что посадили не только хозяина аптеки, но и его сотрудников. Жестокость приговора я объясняю тем, что Федор Душин до последнего защищал себя. Ему давали возможность «уйти», ведь с него взяли подписку о невыезде, но не взяли под стражу. Но он решил бороться до конца. Это сигнал всему фармацевтическому сообществу. Ведь следующим может быть любой предприниматель. Профессиональное сообщество должно на такой показательный процесс обязательно отреагировать», - призывает г-н Гозман.

Гала Свечкопалова

Добавить комментарий
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи
Регистрируясь, вы принимаете условия
Пользовательского соглашения