Взгляд из окопа

05.10.2015

Экс-заместитель генерального директора по коммерческим вопросам аптечной сети «Ригла» Александр КУЗИН сменил сферу деятельности. Теперь он оценивает рынок с точки зрения производителя в должности управляющего директора «РМИ Партнерс». О том, является ли компания «НоваМедика» (проект «РМИ Партнерс», развитием которого занимается Александр Кузин) российским производителем, а также о формировании своей новой команды г-н Кузин рассказал в интервью обозревателю «ФВ» Полине Звездиной.

— Наверное, у вас стоит еще много «ограничителей» на предмет того, о чем можно говорить, а о чем нельзя, но, тем не менее. Некоторое время назад активно обсуждалась информация о том, что «Ригла» намерена серьезно потеснить аптеки Крыма. Вы могли бы об этом рассказать?

— У меня есть только мой внутренний ограничитель — всегда говорить правду. Вопрос про Крым, конечно, к «Ригле», но да — сеть открыла на полуострове несколько точек.

— Если в целом, как вам кажется, текущий год сложен для аптечного бизнеса?

— Для всех по-разному. Изменение деловой среды в любом случае произошло достаточно существенное. Только вчера смотрел гонки и в который раз отметил, что все обгоны совершаются на поворотах. Пока движение идет по прямой, позиции не меняются. И действительно, если мы вспомним кризис 2008 г. или 1998 г., то обнаружим, что как раз в это время очень сильно изменились рейтинги во всех сферах рынка — аптечном, дистрибьюторском и производственном. Примерно то же самое происходит и теперь.

Завидное постоянство

— Вы ушли с рынка, которому посвятили немало времени, легко ли вам это далось?

— Я меняю сектор рынка примерно раз в шесть-семь лет и сейчас просто продемонстрировал постоянство. В свое время я работал в дистрибуции в компании «Протек», потом был взгляд на рынок со стороны из компании DSM Group, после несколько лет я посвятил аптечной сети и теперь переместился в «окоп» производителей.

— Слово «окоп» кажется мне подходящим, потому что профобщественность в большинстве своем еще не определилась: что же представляет собой компания «НоваМедика»?

— Это компания, созданная на стыке венчурных инвестиций и передовых научных исследований с активным развитием инфраструктуры для производства и продвижения фармпродуктов. Ей всего три года — это стартап. С одной стороны, компания пока совсем небольшая, а с другой — здесь все «как у взрослых»: Совет директоров, большинство позиций в котором принадлежит иностранцам, корпоративная культура, отлаженные бизнес-процессы, высокий уровень менеджмента, опытная команда и государственная поддержка. Если смотреть на объем бизнеса сейчас и на то, что я перечислил, возникает ощущение некоего несоответствия, но вся фишка в том, что это все «на вырост». Стейкхолдеры понимают, что у «НоваМедики» есть все шансы для того, чтобы стать крупным бизнесом. Это понимают и профессионалы, которые приходят сюда. Они верят, что через несколько лет это будет уже совсем другая компания, с совершенно другими объемами и еще более амбициозными задачами.

— Несколько лет — это сколько?

— Стратегия, которая сейчас есть и которую мы защищали на Совете директоров в начале сентября, рассчитана до 2022 г. Понятно, что до 2022 г. ждать необязательно — каждый год предусмотрен кратный рост и развитие компании.

Очевидно, что развитие производственной компании почти целиком зависит от ее портфеля. Наш складывается из трех составляющих. Первая из них — венчурные инвестиции, когда в обмен на финансирование разработок инновационных фармацевтических продуктов или медицинских девайсов, мы получаем не только долю в портфелях компаний, ведущих эти разработки, но и интеллектуальные права собственности на эти разработки на территории России и некоторых прилегающих государств. Это «долгоиграющая» часть портфеля, которая будет пополняться в ближайшие годы: что-то раньше, что-то позже. Российский рынок в результате получит актуальные в мировом масштабе инновационные препараты и медицинские устройства. Причем одновременно с теми рынками, где ведется разработка, а не когда-нибудь через года.

Вторая часть портфеля — наши собственные R&D разработки. Мы фокусируемся на разработке новых лекарственных форм с улучшенными свойствами доставки действующих веществ и возможностью комбинировать в одном препарате ранее не совмещаемые активные вещества. Мы откроем в России самую современную лабораторию с пилотным производством, оснащенную на уровне ведущих мировых R&D центров. Я уверен, мы нашли свою нишу, в которой можем быть очень успешными.

Третий источник нашего портфеля — сделки. У нас уже есть три партнера: компании SIFI., Ferring Pharmaceuticals и Omega Pharma, которые передали нам на продвижение свои препараты. Сейчас мы концентрируемся в двух областях — офтальмология и гастроэнтерология. Еще несколько областей мы рассматриваем как потенциальные, например лечение боли.

Кроме формирования портфеля важно также определить те потребности, которые сейчас не удовлетворены у пациентов и врачей. Мы постоянно находимся в коммуникации с профсообществом, выявляем, что действительно необходимо рынку, постоянно совершенствуем свое понимание того, что должна предлагать потребителю современная офтальмокомпания.

— Российская офтальмокомпания?

— Мы ведем свою деятельность в России и на пользу России, но ориентируемся на профиль заболевания, а не на географию.

Сделано по-взрослому

— В России появилась новая русская Фарма. Компании, которые «поймали волну» импортозамещения и все свое развитие позиционируют как ответ внешнеполитическим угрозам. Часто пациенты полагают, что их интересы задвигаются в угоду высшим целям импортозамещения. «НоваМедику» вопрос импортозамещения интересует?

— Главное, что мы должны приносить в этот мир — пользу для пациентов. Мы концентрируемся на потребителе.

— То есть на какие-то дополнительные привилегии — участие в госпрограммах и тому подобное вы не рассчитываете?

— Мы рассчитываем на все те привилегии, которые наше государство может предложить любой другой российской компании. Совершенно очевидно, что если, например, примут постановление «третий лишний», это сильно повлияет на то, как будет развиваться собственное производство «НоваМедики». Это правило серьезно подтолкнет все отечественные компании, и нас в том числе, обратить внимание на сферу госзакупок.

— Почему вы решили выбрать компанию, базирующуюся на венчурных инвестициях?

— Потому что венчурные инвестиции — это драйвер развития отечественной фармацевтики. У меня был опыт во всех секторах фармацевтического рынка, и я хочу взглянуть на ситуацию с точки зрения производителя.

— Вы так твердо настаиваете на том, что вам был интересен именно производитель. Когда Виталий Смердов ушел, вы не хотели возглавить «Сотекс»?

— Честно говоря, не думал об этом.

— То есть именно летом вы решили пойти в производственную компанию?

— Я принял решение, когда мне поступило предложение от руководителей проекта «НоваМедика». Не хочется выглядеть нескромно, но мне поступали предложения со стороны производителей и раньше. «НоваМедика» привлекла меня своей уникальной для российского рынка моделью и тем, что здесь все сделано, как я уже говорил, «по-взрослому» — с расчетом на перспективу. Это сильно подкупило. Здесь есть венчурный капитал, есть пайплайн, в формировании которого принял участие американский фонд в области life science Domain. Ни у одного другого российского проекта нет источника поступлений инновационных препаратов на таком уровне. Здесь уровень амбиций совсем другой. Когда ты работаешь в операционном бизнесе, то живешь от квартала до квартала. Часто стратегии российских компаний направлены на то, чтобы получать с этого бизнеса как можно больше прямо сейчас. У венчурных капиталистов логика совсем другая. Для них главное — получить отдачу в перспективе. Мне было интересно познакомиться с такой моделью мышления.

Лидеры уже есть

— Поскольку вам здесь понравилось, в «НоваМедике» стали появляться и другие экс-сотрудники ГК «Протек». Переманиваете?

— «Протек» — это отличная школа, и посмотрите — в половине компаний фармацевтического рынка России трудятся его «выпускники». Это первый момент. Второй — те предложения, которые я делал сотрудникам ГК, действующим или бывшим, я делал уже после того, как люди приняли решение покинуть свое место работы. Эти люди доказали своим прошлым опытом работы, что они успешны, я рад увидеть их в своей новой команде. Хотел бы я еще кого-то увидеть? Да, безусловно. Мы постоянно находимся в поиске, и я с удовольствием буду наблюдать за дальнейшим появлением сильных профессионалов в команде «НоваМедики» в будущем, хотя, на мой взгляд, в компании и так одна из сильнейших команд в российской фарме.

— Менять никого не собираетесь?

— Вообще, изменения — это нормально для любой компании. Это естественные процессы, приток новой крови. Тем не менее в «НоваМедике» сегодня у всех основных направлений — R&D и производство, коммерция, маркетинг и развитие бизнеса — есть сильные лидеры, сформирована стратегия, которая одобрена Советом директоров. Мы знаем, куда мы движемся и как мы туда попадем.

— «НоваМедика» и другие фармацевтические проекты Анатолия Чубайса, например «Нанолек», между собой как-то взаимодействуют?

— Роснано всегда положительно относится к тому, чтобы портфельные компании «дружили». У нас вполне могут возникнуть общие интересы и проекты.

— Хотелось бы сделать одно уточнение. Формально вы пришли в «РМИ Партнерс», а сейчас занимаетесь только «НоваМедикой». Ваше назначение было скорректировано?

— Все на самом деле проще. «РМИ Патрнерс» — управляющая компания «НоваМедики». Я, как ее представитель, занимаюсь развитием этого проекта.

Персоны
Добавить комментарий
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи