Владимир Гурдус: «В России сложились условия для продвижения инноваций»

28.05.2013

В Санкт-Петербурге 21-23 мая проходил Российский фармацевтический форум Института Адама Смита, на котором среди многих актуальных вопросов развития отрасли обсуждалась и тема разработки инновационных препаратов. Почему инновационные лекарства попадают на российский рынок с опозданием в несколько лет, по сравнению с рынками развитых стран? Что нужно делать для разработки и продвижения новых лекарств в России? На эти и другие вопросы корреспондента «ФВ» в дни работы конференции ответил Владимир Гурдус, генеральный директор ООО «Д-Фарма», управляющей проектами «РоснаноМедИнвест» и «НоваМедика».

 

- Владимир, общеизвестно, что инновационные лекарственные препараты, которые находятся на стадии завершения разработки или только-только вышли на рынок, к сожалению, сегодня сконцентрированы не в России, а в США, Японии и Европе.  Почему подобные лекарства появляются на российском рынке намного позже, чем за рубежом?

- Вы совершенно правы, на российском рынке инновационные препараты появляются через 4-5 лет после того, как они получают одобрение либо американской системы FDA, либо европейской EMEA. И эта значимый срок, потому что для кого-то в прямом смысле слова жизненно важно было бы получить новый, более эффективный препарат как можно быстрее. Причем, далеко не все эти препараты в принципе доходят до российского рынка.

В Америке существует более 20 тысяч патентов на различные медицинские и фармацевтические разработки. Следующей по порядку будет Япония, но там патентов уже в разы меньше, порядка 3,5 – 4 тысяч. А в России еще меньше – мы пока в числе тех "прочих", за пределами первой десятки стран, на которых приходятся всего 7 тысяч патентов.

Инновационные препараты, которые разрабатываются в Америке и Японии, запаздывают с появлением на российском рынке, во-первых, потому, что многие фармацевтические компании не рассматривают российский рынок как приоритетный. Конечно, компании Биг Фармы приводят сюда свои разработки. Но существует множество небольших компаний, у которых есть хорошие портфели инновационных разработок, но нет мощных международных систем их продвижения. Поэтому в своей деятельности, фиксировании потенциальных рынков, проведении регистрационной работы они присваивают России далеко не первый приоритет. Они стремятся коммерциализировать свой продукт на других рынках, и только изредка "доходят" до России.

Во-вторых, существует сложившийся стереотип, что российский рынок – сложный, забюрократизированный, непонятный, здесь трудно проходить регистрацию лекарственных препаратов. Поэтому некоторые компании просто не хотят на него выходить. 

Проект, которым мы управляем, инициированный совместно российской корпорацией Роснано и американским венчурным фондом Domain Associates, направлен на то, чтобы устранить эту разницу в 4-5 лет в сроке «премьер»–выходов препаратов на рынки России и США. Для этого нужно выработать практику поиска таких разработок, локализации в России прав интеллектуальной собственности и технологии, синхронизировать R&D программу в России и Америке, прохождение разрешительных процедур.  Для этого в рамках нашего проекта созданы две компании – венчурный фонд «РоснаноМедИнвест» и фармацевтическая компания «НоваМедика». В результате их деятельности  мы рассчитываем "привести" в страну как минимум 20 инновационных препаратов в течение ближайших 4-5 лет.

- А это мнение о том, что рынок не интересен, не прозрачен, в какой степени соответствует действительности?

- Рынок существенно менялся последние десять лет. По итогам 2012 года российский рынок уже приближается к десятке крупнейших, а в Европе он уступает только Германии и Италии. А к 2016-му году прогнозируется, что Россия будет на 8-м месте.  К тому же  наш рынок динамично растет, наряду с Бразилией и Китаем он самый быстрорастущий, в то время как зрелые рынки остановились в движении. То, что многие компании Биг Фармы последние годы заметно активизировались в России, подтверждает это. 

В России так же проведена серьезная работа по внесению изменений в законодательство и систему регулирования, которые сближают наши законы с законодательством Европы и США. И очень многое в восприятии нашего рынка на Западе как «тяжелого» осталось от старых стереотипов. На сегодня российская разрешительная система, например, уже близка к тем принципам, по которым устроена FDA. Наши процедуры местами даже проще и быстрее. Конечно, и тут еще есть, над чем работать. Например, на российском фармрынке нет единого регулирующего органа. Мы считаем, что было бы уместно обсудить создание единой разрешительной структуры. Но в целом сделано довольно много для эффективности и прозрачности системы.

Я уверен, что при последовательной реализации сегодняшней стратегии государства в области фармацевтики с каждым годом этот рынок будет становиться все более и более интересным.

Одна из тех задач, которые мы решаем в рамках фонда «РоснаноМедИнвест», – «снять» у наших существующих и потенциальных партнеров устаревшие стереотипы, показать, что инновационные препараты в России востребованы, их локализация поддерживается на государственном уровне, и их вывод на этот рынок может приносить хороший коммерческий успех их разработчикам. И тем самым изменить восприятие российского рынка в глазах западных инноваторов, инвесторов, венчурных капиталистов.

- Какова роль компании «НоваМедика» в этом проекте?

- Это новая фармацевтическая компания. Ее задача – поиск всему миру, завершение разработки и коммерциализация в России тех инновационных препаратов, которые востребованы, но не присутствуют сейчас на рынке.  Помимо тех инвестиционных возможностей на венчурном рынке США, которые сейчас активно исследует «РоснаноМедИнвест», в рамках подбора препаратов для портфеля «НоваМедики» мы уже проанализировали порядка 250 новых для России препаратов с точки зрения востребованности, возможности получения на них лицензии, прав интеллектуальной собственности и начала коммерциализации на нашем рынке. Подписаны первые восемь соглашений о намерениях, и мы планируем, что уже в ближайшие два года нам удастся порадовать российский рынок новыми, эффективными и нужными здесь препаратами.
 

- На какую поддержку могут сегодня рассчитывать российские разработчики? В каком состоянии сейчас находится этот сектор рынка? Существуют ли вообще в России  инновационные  фармацевтические разработки?

- Они есть. И примеры удачного их выхода на рынок тоже есть. Мы уверены в том, что в России есть талантливые ученые, инноваторы, как с большим научным опытом, так и молодые инициативные, с горящими глазами, изобретатели, которые верят, что их идеи могут «перевернуть мир».

Сегодня перед отраслью стоят две задачи. Первая - сделать так, чтобы инноваторов становилось больше: для успеха отдельных проектов по статистике венчурного бизнеса новых идей должны быть тысячи, как в Силиконовой долине. А у нас пока их сотни. Поэтому нужно думать о том, как на образовательном уровне стимулировать появление целой среды таких исследователей.

А вторая задача – формировать инфраструктуры финансовой, юридической и технической поддержки для таких инноваторов. Фактически, нужно формировать российский венчурный рынок в фармацевтике, налаживать системы аккумуляции и обмена информацией, помогать изобретателям «подавать» свои идеи, учить их представлять свои разработки, планировать инвестиции, защищать права интеллектуальной собственности, искать инвесторов на каждом этапе работы. Учить правильно общаться с инвесторами, менеджменту проектов.

Но главное в этом направлении – создавать реальную российскую венчурную экспертизу в фармацевтике, формировать разные венчурные фонды – и государственные, и частные, учиться у наших американских и европейских партнеров. Собственно это и реализуется в рамках проекта «РоснаноМедИнвест».

Подготовила Анна Курская

Автор: ФВ
Добавить комментарий
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи