Не конкуренцией единой

21.03.2016

«Нацимбио» развивает свое присутствие на рынке

«ФВ» встретился с генеральным директором АО «Национальная иммунобиологическая компания» Николаем СЕМЕНОВЫМ. Он рассказал о возможности применения инструмента единственного поставщика, пояснил, откуда компания возьмет средства на свое развитие, и поделился планами «Нацимбио» на ближайшую перспективу.

Приятная институция

— На рынке идут дискуссии вокруг ваших инициатив, связанных с определением единственного поставщика. Расскажите о подходах к этому вопросу, а также в целом о деятельности компании в 2015 г.

— Институция единственного поставщика предполагает адресный характер. Этот инструмент применяется для определенных целей на определенный период. Что касается 2015 г., мы готовились к эпидсезону 2015—2016 гг. Валидировали новое предприятие в Рязанской области «ФОРТ», наращивали мощности «Микрогена» и выстраивали модель производственной кооперации между ними. В результате смогли добиться того, что все закупленные вакцины от гриппа для взрослого населения в 2015 г. были отечественными. При этом антиген, который использовался при их производстве, также был российский. Это результат применения институции единственного поставщика. Конечно, говорить о том, что это некая панацея для всех лекарственных препаратов, для всех технологических укладов, язык не повернется. Но то, что ее применение может дать несомненные плюсы даже в краткосрочной перспективе, доказал опыт 2015 г.

— Почему вы думаете, что наличие пяти-шести производителей не привело бы к такому же результату?

— Позволю себе ответить вопросом на вопрос. Почему либеральные условия до сих пор не привели к организации производства полного цикла в массовом порядке? Почему в химическом синтезе мы наблюдаем фактически полное отсутствие полного цикла? Почему в биосинтезе, за редчайшим исключением, полного цикла опять нет? Вроде все работает: объемы закупок достаточно неплохие, есть государственная поддержка, преференции, они работают. Тем не менее организации производства полного цикла не происходит.

— Почему?

— Потому что ни одно предприятие самостоятельно не в состоянии решить настолько масштабную задачу: обеспечить экономическую и технологическую безопасность страны. Требуется производственный консорциум, некая концентрация организационных, интеллектуальных, финансовых и технологических компетенций, которые будут точечно направлены на решение именно этого вопроса. Более конкретная задача, которая сейчас стоит перед нами, — обеспечение российскими вакцинами Национального календаря профилактических прививок к 2020 г.

— Недавно в РСПП было озвучено мнение, что эпидемия гриппа случилась из-за смены поставщика вакцин. Как бы вы могли прокомментировать подобные заявления?

— Мне будет достаточно затруднительно это прокомментировать. Такое мнение высказал представитель компании, которая, с одной стороны, наш соратник по отрасли, а с другой — она никогда не занималась производством антигенов: производила готовую лекарственную форму исключительно из иностранных компонентов и упаковывала зарубежные препараты, поэтому рассуждать на тему причин и следствия эпидемии я не берусь. О ее взаимосвязи с производством вакцины в России — тоже. Эпидемия была — это факт. Но я считаю, что работа производителей, дистрибьюторов вакцин, и в первую очередь органов здравоохранения, на местах позволила избежать того масштаба, который она могла бы принять.

Капсулирование рынка

— Компания была создана в 2013 г. Чего удалось достичь за три года?

— В конце 2015 г. мы подводили промежуточный итог, пытались сформулировать, что у нас получилось, что нет. На первое место для себя мы поставили формирование модели производственной кооперации. По вакцинам против гриппа три ключевых российских предприятия полного цикла работали как единое целое. Для нас это результат. Мы будем и дальше развивать эту модель, подключать к ней российских производителей и зарубежных доноров технологий. Также нам удалось довести долю российской продукции в части поставок противотуберкулезных препаратов во ФСИН до 99,5%. Стартовали мы с 23%.

— Согласно плану развития «Нацимбио», объем инвестиций в предприятия холдинга до 2020 г. составит 25 млрд руб. Откуда возьмутся эти деньги?

— Совершенно точно это не будет госбюджет. Даже если бы у нас была возможность привлечь государственные деньги, мы категорически против такого подхода. Я думаю, что это будут средства самой компании, Ростеха, наших партнеров по развитию. Тех предприятий, которые входят в нашу модель производственной кооперации.

— Какие-то названия можете сейчас озвучить?

— Например, курганский «Синтез». Мы совместно с другим собственником «Синтеза» разрабатываем бизнес-план развития производства. Уже сейчас очевидно, что это предприятие в состоянии обеспечить большую часть потребности страны по противотуберкулезным препаратам и определенный номенклатурный перечень по антибиотикам.

— Вы получите деньги из его оборота? Или доведете предприятие до стадии совершенства и продадите?

— Это проектное финансирование. К сожалению, структура оборотных средств фармотрасли не позволяет большое количество средств извлекать из текущей деятельности.

— Вы заинтересованы в полном приобретении «Синтеза» сейчас?

— Собирается ли «Нацимбио» скупить всю фармотрасль? Нет, не собирается. Мы собираемся работать с фармотраслью. Абсолютно прозрачно и толерантно. Мы собираемся совместно с нашими регуляторами подготовить такие правила игры, которые позволят производителям развивать производство полного цикла в рыночных условиях.

— СИА вас как партнер устраивает?

— Мы пока разрабатываем с ними бизнес-план. Время покажет. На данном этапе нам очень комфортно с ними работать.

— Есть ли еще такие сферы, в которых, по вашему мнению, можно получить максимальный эффект от производственной концентрации?

— Конечно, есть.

— Назовите их.

— Позволю себе уклониться от ответа на этот вопрос. Конечно, у компании есть операционные и стратегические планы. Есть свое собственное видение и предложения на тему изменения регуляторики. На тему, как мы выражаемся, капсулирования рынка на какой-то период времени. Но это касается только тех зон, о которых все участники рынка и так знают. Где нет полного цикла и нет полемики на тему необходимости организации такого производства.

— При «Нацимбио» организован экспертный совет по ВИЧ и гепатитам. Недавно его представители раскритиковали государственную стратегию по борьбе с ВИЧ. Почему?

— Немного поправлю вас. При «Нацимбио» созданы три экспертные площадки. Первый — научно-технический совет, в который вошли представители практически всех академических школ. Он занимается экспертизой и инициацией разработок компании. Второй не менее важный и существенный орган — это экспертный совет. Именно он и поднял тему ВИЧ, но он также будет заниматься обсуждением и других нозологий. Третья площадка — совет пациентских организаций.

Теперь по поводу стратегии по борьбе с ВИЧ. Действительно, эксперты сочли необходимым направить в адрес Минздрава и заинтересованных органов исполнительной власти ряд существенных замечаний. Они сводятся к тому, что практически все предложения данной стратегии так или иначе присутствуют в законодательстве. А стратегия — это в первую очередь инструментарий. Она должна отвечать на вопросы, кто и за что отвечает, какие цели перед ними стоят, какие для этого потребуются ресурсы и откуда они возьмутся. На наш взгляд, проблематика ВИЧ, гепатита и туберкулеза настолько болезненная, что выпуск очередной декларации государству ничего не даст. Мы очень надеемся — и сотрудники «Нацимбио», и состав экспертного совета, что нас услышат.

Добавить комментарий
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи