Не доводить до абсурда

20.02.2017

Вопрос о дистанционной торговле ЛП может надолго повиснуть в воздухе

Вопрос легализации дистанционной торговли лекарствами до сих пор не решен. По мнению профессионального сообщества, существует множество тонких моментов, которые необходимо прописать в законе как можно четче и конкретнее. Речь идет о правилах продажи рецептурных препаратов, не утихают споры вокруг образования представителей служб доставки. В рамках программы «У редакционного камина», запись которой состоялась в ходе cаммита PharmaBusiness-2017, советник Президента РФ по вопросам интернета Герман КЛИМЕНКО рассказал, почему он более оптимистично смотрит на принятие закона о телемедицине, чем нормативного акта, разрешающего дистанционную торговлю ЛП, и кто мешает развитию технического прогресса.

Агрегаторы идут

— По последним данным, закон, который призван легализовать продажу ЛП через интернет, подпишут не ранее октября 2017 г. Хотя в конце прошлого года сроки назывались более оптимистичные. С чем, на ваш взгляд, связана столь длительная подготовка закона? Какие положения в нем вызывают у регуляторов сомнения?

— Интернет-торговля медицинскими препаратами всегда была модной темой. Пока объемы были небольшие, правовой вакуум позволял бизнесу развиваться. Но, как только идет подъем, появляется множество интересантов, которые сходятся в непримиримой борьбе. Если отрасль находит общий язык сама с собой, то законы принимаются очень быстро. Напомню, закон о телемедицине обсуждался в течение 19 лет. В нем пытались отразить все интересы. Но согласовать, например, требования эндокринологов и запросы психотерапевтов — это две большие разницы. Когда мы сумели договориться внутри своей интернет-отрасли, взяли то, что предлагал Минздрав, выкинули лишнее, на подготовку закона ушло не более двух недель. Поэтому, что касается телемедицины, могу сказать: в этом году вопрос будет решен.

Тему дистанционной торговли лекарствами мы пока отложили, посчитав, что медицинское сообщество сможет самостоятельно ее реализовать. Но я убежден, мы неудержимо, как и весь мир, идем к тому, что дистанционная торговля — это необходимость. Тем не менее у меня есть ощущение, что на принятие этого закона требуется еще время. Главный аргумент противников основывается на возможной продаже контрафактных лекарств. В этом моменте у государства пока нет четкой позиции. Но самое главное, что и внутри отрасли нет согласия. Поэтому на принятие закона о телемедицине, который более прост, я смотрю оптимистичнее, чем на легализацию дистанционной торговли. Отрасли необходимо договориться между собой.

— Бизнес давно активно обсуждает плюсы и минусы дистанционной торговли ЛП. Звучат мнения, что с принятием закона на рынок придут новые, сильные игроки в лице сайтов-агрегаторов, с которыми аптекам придется делиться частью доходов. Как вы считаете, бизнесу стоит опасаться агрегаторов?

— Боялись ли бухгалтеры, привыкшие работать на счетах, компьютеров? Наверное, да. Стоит ли водителям бояться внедрения систем автоматического управления? Наверное, стоит. Прогресс не стоит на месте. Это наша жизнь! Что касается аптек. Когда их на улице от дома номер 14 до дома номер 22 восемь, это, наверное, уже перебор. А потому уход в интернет нужно воспринимать, как неизбежность. Нельзя, чтобы у всех была суббота, а у нас четверг. Так не получится. Проиграют те, кто не в ритме развития экономики, кто теряет конкурентоспособность. Современная технология объективна, ей все равно, с кем работать. Поэтому здесь главный вопрос заключается в том, кто сможет под нее подстроиться. Можно сколько угодно ругаться и спорить, но я уверен, что в цивилизованном обществе дистанционная торговля должна быть. И агрегаторы будут на рынке. Возможно, не сразу. Может быть, на первых порах интересантам удастся договориться о том, чтобы их не пускать на рынок. Но, повторю, останутся те, кто воспринимает дистанционную торговлю ЛП как неизбежность.

Курьер-провизор

— Основной спорный момент — это способ доставки препаратов, заказанных через интернет и связанный с ним вопрос о контроле качества доставки лекарств, которые имеют особые указания по способам хранения и транспортировки. На ваш взгляд, целесообразно ли требовать от курьеров наличия фарм­образования?

— Так можно далеко зайти. Например, начать требовать, чтобы уборщица имела лицензию. Конечно, можно прописать множество ограничений. Но должен же существовать и здравый смысл. Существует огромный пласт торговли, где задействованы курьеры, и я не знаю ни одного задокументированного случая, когда кто-то что-то совсем не то привез. Вдумайтесь, только у нас в стране существует предрейсовый контроль водителей. В других странах люди уверены, что человек, выходя на работу, несет ответственность за свои действия. Существует технология доставки, и, конечно, есть препараты, которые требуют особых условий транспортировки. Поэтому изначально не было цели рассматривать все категории препаратов. Но отрасль хочет прописать в одном законе все и сразу, демонстрируя при этом классическую схему «завала» любого закона. Было предложение разрешить доставку безрецептурных препаратов, пришли те, кому важно решить вопрос и с транспортировкой рецептурных препаратов, потом возникли интересанты, которые стали спрашивать: а как быть с сильнодействующими? Слишком много интересов. Слишком много разных мнений. Все это может до бесконечности усложнять вопрос доставки. Поэтому моя позиция: давайте начнем внедрять по маленьким кусочкам. И не надо искать лишних сущностей. Курьер — это человек, который возит товар с одного места в другое, никакой необходимости в его спецобучении нет. Дискуссия о том, кто и как должен возить рецептурные препараты, имеет место быть, но она не должна тормозить основной процесс развития дистанционной торговли.

— Вопрос же не только в том, как доставлять рецептурные препараты. Система выдачи электронных рецептов работает пока не так хорошо, как хотелось бы, поэтому главная трудность — как их продавать. Согласны?

— Я не медик, я представляю другую индустрию, которой что не дай, она все съест. С технической точки зрения, нет никаких проблем в электронных рецептах. Не надо создавать нейросетей и искусственного интеллекта. Все гораздо проще. Должна быть воля сообщества, причем согласованная. Либо решение этого вопроса должно спустить государство. На мой взгляд, нет более сегментированного и противоречивого сообщества, чем фарминдустрия, с которым в принципе не договориться. Поэтому внедрение дистанционной торговли я вижу как постепенный процесс, по кусочкам. Конечно, может случиться чудо — будет принят один закон, где будут отражены интересы всех. Но, боюсь, тогда мы получим курьеров с высшим медицинским образованием, а при этом эффективность работы уйдет в ноль.

— Как, на ваш взгляд, изменится структура рынка после легализации дистанционной торговли?

— Не существует «чистых» интернет-магазинов, как и «чистого» ритейла, поэтому считать доли в цифрах бесполезно. Главное, чтобы мы пришли к балансу интересов. И самое важное, что может произойти после легализации дистанционной торговли лекарствами, — это снижение цен для потребителя. Если посмотреть на другие сектора, то очевидно, что зарабатывают те, кто эффективно использует технологии. Что же касается вопроса качества, то опыт интернета в этом аспекте очень любопытен. Мы практически ничего не знаем об инцидентах, происходящих в тысячах реальных аптек, магазинах Москвы. Интернет-магазины в этом плане дорожат своей репутацией очень сильно. Жизнь их владельцев не так сладка, как кажется, потому что им регулярно приходится сталкиваться с таким термином, как «потребительский терроризм», когда любой недовольный покупкой может рассказать об этом всей стране, пользуясь возможностями того же интернета.

Регистрируясь, вы принимаете условия
Пользовательского соглашения